Поздравление с Новым годом на 34 языках народов СССР!


Новый год на постсоветском пространстве приближен по времени с двумя такими историческими событиями, важными для всех граждан как бывшего СССР, так и граждан бывших народных демократий, как создание и распад СССР - уникального явления в истории всего человечества. Уникального, как с точки зрения экономики, когда хозяином и выгодополучателем функционирования экономики был сам народ. И, как следствие этого, уникального с точки зрения морали, этики и социальной справедливости.

Collapse )

"12 месяцев". Новая сказка (2015)



https://ru.wikipedia.org/wiki/12_%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%86%D0%B5%D0%B2._%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%BA%D0%B0

https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/ros/hud/97252/annot/

12 месяцев. Новая сказка — фильм 2015 года автора сценария и режиссёра Дениса Елеонского по мотивам произведения С. Маршака.

Семья Лазаревых с 12-летней Лизой отправляется отмечать Новый Год в Моравию, в старинный чешский замок. Лиза недовольна отрывом от благ цивилизации таких как интернет и любимые гаджеты.

На следующий день заскучавшая Лиза, погнавшись за деревянным шаром, переносится в другой мир — волшебное королевство, чей король отправился на войну, и вместо него правит принцесса Анна, и люди королевства владеют магией. Лиза же в этом королевстве оказывается посудомойкой во дворце.

Лиза знакомится с Филиппом, находчивым и умным сыном местного лесоруба, и узнаёт от него древнюю легенду: сто лет назад в канун Нового Года юная крестьянка внесла в тронный зал корзину подснежников, собранных ею по приказу мачехи. И с тех пор есть в королевстве появилась традиция преподносить подснежники принцессе, и только после этого наступает Новый Год. Подснежники же выращивают в королевской оранжерее.

Но в этот раз Новый Год оказался под угрозой: коварный и злой королевский советник Якоб в сговоре с главной ключницей замка Мартиной организовали заговор. Они решили уничтожить цветы в оранжерее, отменить Новый Год, принцессу отправить в заточение, чтобы Якобу самому стать королём, а Мартине стать первым министром. Чарами злодей остановил время на 31 декабря.

Теперь, чтобы наступил Новый Год, Лиза должна повторить подвиг легендарной крестьянки — принести капризной принцессе из зимнего леса букет подснежников. И только тогда наступит Новый Год, принцесса откроет вход в обычный мир и Лиза вернется к родителям.

Лиза отправляется в заснеженный лес, где ей не сможет помочь её любимый смартфон, и карты Гугл и Яндекс не подскажут дорогу. Но Лизе на помощь придут Двенадцать месяцев.

Джанни Родари Неопознанный самолет

http://www.kostyor.ru/literature/liter9.html

– Синьор начальник, неопознанный самолет просит разрешения на посадку.

– Неопознанный самолет? А как он сюда попал?

– Не знаю, синьор начальник. У нас не было с ним раньше никакой связи. Он говорит, что у него кончается горючее, и он сядет, даже если мы будем против. Странный какой-то тип!

– Странный?

– Чудак, по-моему. Я слышал сейчас, как он посмеивался в микрофон: "Тем более, что все равно никто не может остановить меня..."

– Так или иначе, пусть лучше сядет, а то еще натворит каких-нибудь бед.

Самолет приземлился на маленьком летном поле на окраине Столицы ровно в 23 часа 27 минут. До полуночи оставалось 33 минуты. Притом это была не обычная, а самая важная в году полночь. Это было 31 декабря. И на всем континенте миллионы людей ожидали наступления Нового года.

Никому не известный летчик выпрыгнул из кабины на землю и сразу же распорядился:

– Выгрузите мой багаж! Там двенадцать баулов, не забудьте ни одного! И вызовите три такси, иначе их не перевезти! Может кто-нибудь позвонить по телефону от моего имени?

– Не знаю, не знаю, – уклончиво ответил синьор начальник. – Сначала надо прояснить кое-какие детали, вам не кажется?

– Не вижу никакой необходимости! – улыбнулся летчик.

– А я, тем не менее, вижу! – возразил синьор начальник. – И прошу вас предъявить документы и бортжурнал.

– Пристите, но я не стану этого делать.

Он заявил это так категорично, что синьор начальник чуть не взорвался от возмущения.

– Как угодно, – сказал он, – а пока, будьте любезны, пройдите сюда!

Летчик ответил легким поклоном. И начальнику показалось, что поклон этот был чересчур вежливым. "Уж не насмехается ли он надо мной? – подумал он. – Во всяком случае, из моего аэропорта он выйдет с совсем другой миной".

– Имейте в виду, – продолжал между тем загадочный путешественник, – что меня ждут. Очень, очень ждут.

– И должно быть, к полуночи, чтобы отпраздновать Новый год?

– Совершенно верно, дражайший.

– А я, как видите, нахожусь при исполнении служебных обязанностей и всю новогоднюю ночь проведу здесь, в аэропорту. И вам, если будете упорствовать и не пожелаете предъявить документы, придется составить мне компанию.

Незнакомец (тем временем они вошли в кабинет начальника) спокойно расположился в кресле, закурил трубку и с интересом осмотрелся вокруг.

– Документы? Но ведь они уже у вас, синьор начальник.

– В самом деле? Выходит, вы, как фокусник, сумели засунуть их мне в карман? И сейчас еще достанете у меня из носа яйцо, а из уха часы?

Вместо ответа незнакомец указал на новый красочный календарь, висевший на стене у письменного стола.

– Вот мои документы. Я – Время. В моих двенадцати баулах находятся двенадцать месяцев, которые должны начаться через... Ну-ка, посмотрим... Через двадцать девять минут.

– Если вы – Время, – невозмутимо ответил синьор начальник, – то я, в таком случае, реактивный самолет. Я вижу, вы шутник. Отлично! Значит, мне не придется скучать. И все же я включу, если не возражаете, телевизор. Не хотелось бы пропустить начало Нового года.

– Включайте, включайте! Только не будет никакого Нового года, пока вы меня держите тут.

По телевизору передавали праздничный концерт. Время от времени красивая дикторша, посмотрев на большие часы, висевшие на сцене за оркестром, прямо над головой ударника, напоминала:

– До Нового года осталось двадцать пять минут... Осталось двадцать две минуты...

Неизвестный пилот, казалось, от души развлекался телевизионным зрелищем. Он подпевал певцу, отбивал такт ногой вместе с оркестром и весело смеялся над шутками клоунов.

– До полуночи осталась одна минута, – улыбнулся синьор начальник. – Очень жаль, что я не могу предложить вам бокал шампанского. На службе я никогда не пью.

– Спасибо, но в шампанском уже нет нужды. Время остановилось. Посмотрите на свои часы.

Синьор начальник невольно перевел взгляд на циферблат своих наручных часов и поднес их к уху. "Странно, – подумал он, – они тикают, но секундная стрелка стоит на месте, видимо, испортилась".

И он принялся отсчитывать секунды. Отсчитал шестьдесят и обнаружил, что минутная стрелка тоже не двигается и по-прежнему показывает без одной минуты двенадцать. И на больших часах на экране телевизора она тоже замерла.

– Должно быть, возникла какая-то маленькая неисправность... – смущенно объяснила дикторша.

Начальник аэолпорта бросил тревожный взгляд на странного незнакомца, и тот снова вежливо улыбнулся ему:

– Видели? Это вы виноваты!

– Как это я?.. При чем здесь я?

– Вы все еще не верите, что я – Время? Взгляните на эту розу...

На письменном столе красовалась в вазе свежая роза – начальник любил, чтобы у него были цветы в кабинете.

– Хотите посмотреть, что с нею станет, если я прикоснусь к ней?

Незнакомец подошел к столу и легонько дунул на цветок. Лепестки тут же сморщились, высохли, опали и рассыпались в прах. От прекрасной розы осталась лишь горстка пыли...

Синьор начальник вскочил и бросился к телефону. Спустя несколько минут после звонка синьора начальника министру, уже всюду – и в Америке, и в Сингапуре, и в Танзании, и в Новосибирске – знали, что время задержано в каком-то маленьком аэропорту из-за отсутствия документов. Миллионы людей, ожидавших наступления Нового года, тут же открыли бутылки шампанского, наполнили бокалы и стали обмениваться радостными тостами.

– Ура! – кричали люди на всех языках планеты. – Время остановилось! Мы не будем больше стареть! И никогда не умрем!

В кабинете синьора начальника аэропорта беспрестанно звонил телефон. Начальника вызывали со всех концов земли и требовали:

– Держите время крепче!

– Наденьте на него наручники!

– Сверните ему шею!

– Подсыпьте ему снотворного!

– Какое там снотворное – крысиный яд нужен!

Премьер-министр сообщил о случившемя своим коллегам. Срочно собрался Совет Министров. На повестке дня был только один вопрос: какие нужно принять меры? Превратить задержание Времени в арест или же освободить его?

Министр внутренних дел гремел:

– Освободить? Никогда этому не бывать! Стоит только позволить людям разгуливать повсюду без всяких документов, и мы все пропадем! Этот синьор должен сообщить нам свое имя, отчество, фамилию, место рождения, место прописки, местожительство, гражданство, национальность, номер паспорта.

Министру было семьдесят два года, так что вы понимаете, конечно, как он был заинтересован в том, чтобы часы стояли...

А спустя немного... Впрочем, эту фразу я не вправе писать: если Время остановилось, слова "спустя немного" уже не имеют смысла.

Короче говоря, один мальчик, разбуженный шумом, узнал, в чем дело, быстро сосчитал, сколько будет два плюс два, и возмутился:

– Что? Всегда будет СЕЙЧАС? Выходит, я никогда не вырасту?

Он тоже схватился за телефон и принялся бить тревогу – звонить друзьям.

Ребята вышли на улицы и устроили демонстрацию. Но их требования и лозунги сильно отличались от тех, с которыми шли взрослые.

– Освободите Время! – кричали ребята. – Не хотим всю жизнь оставаться малышами!

– Хотим расти!

– Хочу стать инженером!

– Хочу, чтобы наступило лето!

– Хочу купаться в море!

– Несмышленыши! – вздохнул какой-то прохожий. – В такой исторический момент они думают о море!

– Однако, – заметил другой прохожий, – в одном они, пожалуй, правы. Если Время не будет идти, то всегда будет 31 декабря!

– Всегда будет зима...

– Всегда будет без одной минуты полночь! И мы никогда не увидим восхода солнца!

Больной, что лежал в постели, стал жаловаться:

– Ай-ай... Надо же было Времени остановиться как раз в тот момент, когда у меня болит голова! Значит, теперь у меня всегда будет головная боль, всегда, раз и навсегда?

Заключенный, ухватившись за оконную решетку в своей камере, тоже негодовал:

– Значит, я никогда не выйду на свободу?

И крестьяне встревожились:

– И так урожаи все хуже и хуже... Если не пройдет Время и не наступит весна, все погибнет... Нам нечего будет есть!

Словом, у начальника аэровокзала вскоре стали раздаваться совсем другие звонки:

– Ну, так вы отпустите его наконец? Я жду почтовый перевод. Или, может, вы мне сами его пришлете, если не отпустите Время?

– Что же мне делать? – растерялся синьор начальник. – Один говорит одно, другой – другое... Я умываю руки! Я отпущу вас...

– Молодец, спасибо.

– Но... Без приказа свыше... Вы же понимаете, я рискую своим положением...

– Тогда не отпускайте. Мне и тут очень неплохо!

Затем раздался еще один звонок:

– Вспыхнул пожар! Если не пройдет Время, не приедут пожарные! Все сгорит! Мы все сгорим! Тут старики и дети... Неужели вы ничего не можете сделать, синьор начальник?

И тут начальник стукнул кулаком по столу:

– Ладно! Будь что будет! Беру на себя эту ответственность. Идите. Вы свободны!

Синьор Время сразу поднялся:

– Позвольте, синьор начальник., я пожму вам руку. Вы добрый человек!

Синьор начальник открыл перед ним дверь:

– Уходите. Быстро. А то еще передумаю.

И синьор Время вышел из кабинета. Стрелки на часах вновь задвигались. Спустя шестьдесят секунд часы пробили полночь, и повсюду вспыхнули бенгальские огни. Новый год начался.

Перевод с итальянского Ирины Константиновой.

Николай Носов. "Телефон".

http://narodstory.net/skazki-nosova.php?id=10

Николай Носов. "Телефон"

Один раз мы с Мишкой были в игрушечном магазине и увидели замечательную игрушку - телефон. В большой деревянной коробке лежали два телефонных аппарата, две трубки, в которые говорить и слушать, и целая катушка проволоки. Продавщица объяснила нам, что если один телефон поставить в одной квартире, а другой - у соседей и соединить оба аппарата проволокой, то можно переговариваться.

- Вот нам бы купить! Мы как раз соседи, - сказал Мишка. - Хорошая штука! Это не какая-нибудь простая игрушка, которую поломаешь и выбросишь. Это полезная вещь!

- Да, - говорю я, - очень полезная штука! Захотел поговорить, взял трубку - поговорил, и ходить никуда не надо.

- Удобство! - восторгался Мишка. - Сидишь дома и разговариваешь. Замечательно!

Мы с Мишкой решили собирать деньги, чтобы купить телефон. Две недели подряд мы не ели мороженого, не ходили в кино - всё деньги копили. Наконец насобирали сколько было нужно и купили телефон.

Примчались из магазина домой с коробкой. Один телефон у меня поставили, другой - у Мишки и от моего телефона протянули проволоку через форточку вниз, прямо к Мишкиному телефону.

- Ну, - говорит Мишка, - попробуем разговаривать. Беги наверх и слушай.

Я помчался к себе, взял трубку и слушаю, а трубка уже кричит Мишкиным голосом:

- Алло! Алло!

Я тоже как закричу:

- Алло!

- Слышно что-нибудь? - кричит Мишка.

- Слышно. А тебе слышно?

- Слышно. Вот здорово! Тебе хорошо слышно?

- Хорошо. А тебе?

- И мне хорошо! Ха-ха-ха! Слышно, как я смеюсь?

- Слышно. Ха-ха-ха! А тебе слышно?

- Слышно. Послушай, сейчас я к тебе приду. Мишка прибежал ко мне, и мы принялись обниматься от радости:

- Хорошо, что купили телефон! Правда? - говорит Мишка.

- Конечно, - говорю, - хорошо.

- Слушай, сейчас я пойду обратно и позвоню тебе. Он убежал и позвонил снова. Я взял трубку:

- Алло!

- Алло!

- Слышно?

- Слышно.

- Хорошо?

- Хорошо.

- И у меня хорошо. Давай разговаривать.

- Давай, - говорю, - а о чём разговаривать?

- Ну, о чём... О чём-нибудь... Хорошо, что мы купили телефон, правда?

- Правда.

- Вот если бы не купили, было бы плохо. Правда?

- Правда.

- Ну?

- Что “ну”?

- Чего же ты не разговариваешь?

- А ты почему не разговариваешь?

- Да я не знаю, о чём разговаривать, - говорит Мишка. - Это всегда так бывает: когда надо разговаривать, так не знаешь, о чём разговаривать, а когда не надо разговаривать, так разговариваешь и разговариваешь...

Я говорю:

- Давай вот что: подумаем, а когда придумаем, тогда позвоним.

- Ладно.

Я повесил трубку и стал думать. Вдруг звонок. Я взял трубку.

- Ну, придумал? - спрашивает Мишка.

- Нет ещё, не придумал.

- Я тоже ещё не придумал.

- Зачем же ты звонишь, раз не придумал?

- А я думал, что ты придумал.

- Я сам тогда позвонил бы.

- А я думал, что ты не догадаешься.

- Что ж я, по-твоему, осёл?

- Нет, какой же ты осёл! Ты совсем не осёл! Разве я говорю, что ты осёл!

- А что ты говоришь?

- Ничего. Говорю, что ты не осёл.

- Ну ладно, довольно тебе про осла твердить! Давай лучше уроки учить.

- Давай.

Я повесил трубку и сел за уроки. Вдруг Мишка снова звонит:

- Слушай, сейчас я буду петь и на рояле играть по телефону.

- Ну, пой, - говорю.

Послышалось какое-то шипение, потом забренчала музыка, и вдруг Мишка запел не своим голосом:

Куда, куда вы удалились,
Весны моей златые дни-и-и?
“Что это? - думаю. - Где он так петь выучился?” Вдруг Мишка сам является. Рот до ушей.

- Ты думал, это я пою. Это патефон по телефону поёт! Дай-ка, я послушаю.

Я дал ему трубку. Он слушал, слушал, потом как бросит трубку - и бегом вниз. Я взял трубку, а там “Пш-ш-ш! Пш-ш-ш! Др-р-р! Др-р-р!” Наверно, пластинка кончилась. Я снова сел за уроки. Опять звонок. Я взял трубку:

- Алло!

А из трубки:

- Ав! Ав! Ав!

- Ты чего, - говорю, - по-собачьи лаешь?

- Это не я. Это с тобой Дружок разговаривает. Слышишь, как он кусает трубку зубами?

- Слышу.

- Это я ему в морду тыкаю трубкой, а он её зубами грызёт.

- Ты бы лучше не портил трубку.

- Ничего, она железная... Ай! Пошёл вон! Я тебе покажу, как кусаться! Вот тебе! (Ав! Ав! Ав!) Кусается, понимаешь?

- Понимаю, - говорю.

Снова сел за уроки. Через минуту звонок. Я взял трубку, а там что-то жужжит:

“Жжу-у-у-у!”

- Алло, - кричу я. “Жуу-у! Жжу-у!”

- Чем это ты там жужжишь?

- Мухой.

- Какой мухой?

- Ну, простой мухой. Я её держу перед трубкой, а она крылышками машет и жужжит.

Целый вечер мы с Мишкой звонили друг другу и выдумывали разные фокусы: пели, кричали, рычали, мычали, даже шёпотом разговаривали - всё было слышно. Уроки я кончил поздно и думаю:

“Позвоню ещё раз Мишке, перед тем как лечь спать”.

Позвонил, а он не отвечает. “Что же это? - думаю. - Неужели телефон испортился?”

Позвонил ещё раз - опять нет ответа! Думаю:

“Надо пойти узнать, в чём дело”.

Прибегаю к нему... Батюшки! Он телефон положил на стол и ломает. Батарею из аппарата вытащил, звонок разобрал и уже трубку развинчивает.

- Стой! - говорю. - Ты зачем телефон ломаешь?

- Да я не ломаю. Я только хочу посмотреть, как он устроен. Разберу, а потом соберу обратно.

- Так разве ты соберёшь? Это понимать надо.

- Ну я и понимаю. Чего тут ещё не понимать! Он развинтил трубку, вынул из неё какие-то железки и стал отковыривать круглую пластинку, которая внутри была. Пластинка вывалилась, и из трубки посыпался чёрный порошок. Мишка испугался и стал собирать порошок обратно в трубку.

- Ну, вот видишь, - говорю, - что ты наделал!

- Ничего, - говорит, - я сейчас соберу всё, как было. И стал собирать. Возился, возился... Винтики маленькие,

завинчивать трудно. Наконец собрал трубку, только железка

у него одна осталась и два винтика лишних.

- А это откуда - железка? - спрашиваю.

- Ах я разиня! - говорит Мишка. - Забыл! Её надо было там внутри привинтить. Придётся снова разбирать трубку.

- Ну, - говорю, - я пойду домой, а ты, как только будет готово, позвони мне.
Пошёл я домой и стал ждать. Ждал, ждал, так ничего не дождался и спать лёг.

Наутро телефон как зазвонит! Я вскочил неодетый, схватил трубку и кричу:

- Слушаю!

А из трубки в ответ:

- Ты чего хрюкаешь?

- Как это - хрюкаю? Я не хрюкаю, - говорю я.

- Брось хрюкать! Говори по-человечески! - кричит Мишка.

- Я и говорю по-человечески. Зачем хрюкать?

- Ну, довольно тебе баловаться! Всё равно я не поверю, что ты поросёнка в комнату притащил.

- Да говорят же тебе, что никакого поросёнка нет! - рассердился я.

Мишка замолчал. Через минуту приходит ко мне:

- Ты чего хрюкал по телефону?

- Я не хрюкал.

- Я ведь слышал.

- Да зачем же мне хрюкать?

- Не знаю, - говорит. - Только у меня в трубке всё “хрю-хрю” да “хрю-хрю”. Вот пойди, если не веришь, послушай.

Я пошёл к нему и позвонил по телефону:

- Алло!

Сначала ничего не было слышно, а потом потихоньку так:

“Хрюк! Хрюк! Хрюк!” Я говорю:

- Хрюкает.

А в ответ снова:

“Хрюк! Хрюк! Хрюк!”

- Хрюкает! - кричу я. А из трубки опять:

“Хрюк! Хрюк! Хрюк! Хрюк!” Тут я понял, в чём дело, и побежал к Мишке.

- Это ты, - говорю, - телефон испортил!

- Почему?

- Ты разбирал его, вот и испортил у себя в трубке что-то.

- Наверно, я что-нибудь неправильно собрал, - говорит Мишка. - Надо исправить.

- Как же теперь исправишь?

- А я посмотрю, как твой телефон устроен, и свой сделаю так же.

- Не дам я свой телефон разбирать!

- Да ты не бойся! Я осторожно. Надо же починить! И стал чинить. Возился, возился - и починил так, что совсем ничего не стало слышно. Даже хрюкать перестало.

- Ну, что теперь делать? - спрашиваю я.

- Знаешь, - говорит Мишка, - пойдём в магазин, может быть, там починят.

Пошли мы в игрушечный магазин, но там телефонов не чинили и даже не знали, где чинят. Целый день мы ходили скучные. Вдруг Мишка придумал:



- Чудаки мы! Ведь мы можем по телеграфу переговариваться!

- Как - по телеграфу?

- Очень просто: точка, тире. Звонок-то ведь действует! Короткий звонок - точка, а длинный - тире. Выучим азбуку Морзе и будем переговариваться!

Достали мы азбуку Морзе и стали учить: “А” - точка, тире; “Б” - тире, три точки; “В” - точка, два тире... Выучили всю азбуку и стали переговариваться. Сначала у нас получалось медленно, а потом мы научились, как настоящие телеграфисты: “трень-трень-трень!” - и всё понятно. Это даже интереснее было, чем простой телефон. Только это продолжалось недолго. Один раз звоню Мишке утром, а он не отвечает. “Ну, - думаю, - спит ещё”. Позвонил позже - опять не отвечает. Пошёл к нему и стучу в дверь. Мишка открыл и говорит :

- Ты чего в дверь барабанишь? Не видишь, что ли? И показывает на двери кнопку.

- Что это? - спрашиваю.

- Кнопка.

- Какая?

- Электрическая. У нас теперь электрический звонок есть, так что можешь звонить.

- Где ты взял?

- Сам сделал.

- Из чего?

- Из телефона.

- Как - из телефона?

- Очень просто. Звонок из телефона выдрал, кнопку - тоже. И батарею из телефона вынул. Была игрушка - стала вещь!

- Какое же ты имел право телефон разбирать? - говорю я.

- Какое право! Я свой телефон разобрал. Твоего ведь не трогал.

- Так телефон-то наш общий! Если бы я знал, что ты станешь ломать, то и не стал бы с тобой покупать! Зачем мне телефон, если разговаривать не с кем!

- А зачем нам разговаривать? Небось недалеко живём, можно и так прийти поговорить.

- Я с тобой и разговаривать после этого не хочу!

Рассердился я на него и три дня с ним не разговаривал. От скуки и я свой телефон разобрал и сделал из него электрический звонок. Только не так, как у Мишки. Я всё аккуратно устроил. Батарею поставил возле двери на полочке, от неё по стене провода протянул к электрическому звонку и кнопке. А кнопку к двери хорошенько винтиками привинтил, чтоб она не болталась на одном гвозде, как у Мишки. Даже папа и мама похвалили меня за то, что я устроил такую полезную вещь в доме.

Я пошёл к Мишке, чтобы рассказать ему, что у меня теперь тоже электрический звонок есть.

Подхожу к двери, звоню... Нажимал кнопку, нажимал - никто не отворяет. “Может быть, звонок испортился?” - думаю. Стал в дверь стучать. Мишка открыл. Я спрашиваю:

- Что же звонок, не действует?

- Не действует.

- Почему?

- Да я батарею разобрал.

- Зачем?

- Ну, я хотел посмотреть, из чего батарея сделана.

- Как же, - говорю, - ты теперь будешь - без телефона и без звонка?

- Ничего, - вздохнул он, - как-нибудь буду! Пошёл я домой, а сам думаю: “Почему Мишка такой нескладный? Зачем он всё ломает?!” Мне даже жалко стало его.

Вечером я лёг спать и долго не мог заснуть, всё вспоминал : как у нас был телефон и как из него получился электрический звонок. Потом я стал думать об электричестве, как оно получается в батарее и из чего. Все давно уже спали, а я всё думал про это и никак не мог заснуть. Тогда я встал, зажёг лампу, снял с полки батарею и разломал её. В батарее оказалась какая-то жидкость, в которой мокла чёрная палка, завёрнутая в тряпочку. Я понял, что электричество получалось из этой жидкости. Потом лёг в постель и быстро заснул.

Школа и институт

http://rupoem.ru/pushkin/v-nachale-zhizni.aspx

В начале жизни школу помню я;
Там нас, детей беспечных, было много;
Неровная и резвая семья.

Смиренная, одетая убого,
Но видом величавая жена
Над школою надзор хранила строго.

Толпою нашею окружена,
Приятным, сладким голосом, бывало,
С младенцами беседует она.

Ее чела я помню покрывало
И очи светлые, как небеса.
Но я вникал в ее беседы мало.

Меня смущала строгая краса
Ее чела, спокойных уст и взоров,
И полные святыни словеса.

Дичась ее советов и укоров,
Я про себя превратно толковал
Понятный смысл правдивых разговоров,

И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственный порфирных скал.

Там нежила меня теней прохлада;
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздномыслить было мне отрада.

Любил я светлых вод и листьев шум,
И белые в тени дерев кумиры,
И в ликах их печать недвижных дум.

Всё - мраморные циркули и лиры,
Мечи и свитки в мраморных руках,
На главах лавры, на плечах порфиры -

Всё наводило сладкий некий страх
Мне на сердце; и слезы вдохновенья,
При виде их, рождались на глазах.

Другие два чудесные творенья
Влекли меня волшебною красой:
То были двух бесов изображенья.

Один (Дельфийский идол) лик младой -
Был гневен, полон гордости ужасной,
И весь дышал он силой неземной.

Другой женообразный, сладострастный,
Сомнительный и лживый идеал -
Волшебный демон - лживый, но прекрасный.

Пред ними сам себя я забывал;
В груди младое сердце билось - холод
Бежал по мне и кудри подымал.

Безвестных наслаждений темный голод
Меня терзал - уныние и лень
Меня сковали - тщетно был я молод.

Средь отроков я молча целый день
Бродил угрюмый - всё кумиры сада
На душу мне свою бросали тень.

1830
А.С. Пушкин.
Сочинения в трех томах. Санкт-Петербург: Золотой век, Диамант, 1997.

Моя школа, вид спереди (за исключением забора, он фотографировался изнутри школьного двора).





Вид сзади.



Спортплощадка.


Мой институт (это ведь тоже школа, высшая).




Памятник Пушкину А.С. в моем городе



Памятник Пушкину 06 июня 2018 г. (на видео)






За памятником находится театр кукол "Арлекин" (бывший кинотеатр "Энергетик").





Перед памятником второй вход в парк культуры и отдыха "Гидростроитель".







Вспомним стихотворение Пушкина.

Exegi monumentum[1]

https://ru.wikisource.org/wiki/Я_памятник_себе_воздвиг_нерукотворный_(Пушкин)

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не заростет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
10 И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгуз, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью Божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
20 ‎И не оспоривай глупца.

21 августа 1836


</lj-embed>